Посетите наш новый сайт!
http://parascience.info/
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Карта посетителей
Кто на сайте
Код нашей кнопки
Главная » Статьи » Старые книги » Культура

ПИСАНКИ. Н. Ѳ. Сумцовъ. 1891 (Сумцов Н. Ф. Писанки) - 2
 

Въ Кіевщинѣ и въ Галиціи на второй день Пасхи еще на разсвѣтѣ парубки ходятъ по тѣмъ хатамъ, гдѣ есть взрослыя дивчата, и если застаютъ спящей или неодѣтой, то обливаютъ водой. Дѣвушки заблаговременно поджидаютъ ихъ и кладутъ имъ въ ведро пару крашанокъ (Максимовичъ, Собр. соч., ІІ, 472). Обычай этотъ существуетъ издавна. Бопланъ въ "Описаніи Украины" (1650 г.) говоритъ: "утромъ на другой день Пасхи молодые люди толпами разгуливаютъ по улицамъ, ловятъ встрѣчающихся дѣвицъ, ведутъ плѣнницъ къ колодцу и обливаютъ съ головы до ногъ 5 или 6 ведрами воды, такъ что на бѣдненькихъ не остается сухой нитки. Эта забава дозволяется только до полудня. Во вторникъ настаетъ очередь для дѣвицъ, которыя мстятъ шалунамъ съ большой хитростью: притаившись въ какомъ нибудь домѣ и приготовивъ кружки съ водою, онѣ ставятъ на караулъ дѣвочку, которая при появленіи молодаго человѣка подаетъ знакъ; дѣвицы выбѣгаютъ изъ засады и ловятъ его съ ужаснымъ крикомъ, на который сбѣгаются подруги ихъ изъ сосѣднихъ домовъ. Двѣ или три сильныя дѣвушки держатъ молодца за руки, a прочія окачиваютъ его водою изъ кружекъ" (стр. 79).

Обычай этотъ встрѣчается и за предѣлами Малороссіи. Въ Чехіи онъ называется помлазкой и состоитъ въ томъ, что молодые люди, парни и дѣвицы, сначала бьютъ другъ друга вербовыми вѣтками, a потомъ одариваютъ другъ друга писанками, или краслицами. Въ чешскихъ письменныхъ памятникахъ ХІV в. упоминается уже этотъ обычай, съ указаніемъ, что и писанки при этомъ употреблялись. Въ одной церковной проповѣди 1610 г. находится подробное описаніе помлазки въ Прагѣ; на улицахъ продавались разукрашенные прутья; парни покупали ихъ, ходили съ ними по улицамъ и били женщинъ по рукамъ, требуя себѣ писанокъ. Наравнѣ съ пасхальной помлазкой въ Чехіи издавна бытуетъ обычай обливанія водой и одариванія писанками (Zibrt, Staroceske vyrocni obyceje, 77—83).

Обычаи пасхальнаго обливанія водой съ одариваніемъ писанками былъ, a мѣстами и нынѣ сохраняется у поляковъ. У витебскихъ латышей обрызгиваютъ водой и одариваютъ яйцами пастуховъ на Юрьевъ день, при выгонѣ въ поле скота. (Вольтеръ, Матер. для этногр. латыш. племени, 3). Сходные обычаи нѣмецкіе и славянскіе, см. въ "Поэтич. воззрѣніяхъ" Аѳанасьeвa, (III, 490—492).

Сопоставляя эти весенніе обычаи, можно прійти къ тому заключенію, что въ основѣ лежитъ символическое изображеніе весенней природы, причемъ яйцо означаетъ солнце, вода — дождь и самый обрядъ выражаетъ желаніе плодородія, a въ переносномъ на людей смыслѣ силы, здоровья и радости.

Красное яйцо даетъ здоровье, силу и красоту. Крестьяне, заслышавъ впервые весенній громъ, умываются съ краснаго яйца на красоту, счастье и здоровье. На Юрьевъ день, выгоняя скотъ въ поле, гладятъ лошадей по хребту отъ головы до хвоста пасхальнымъ яйцомъ и приговариваютъ, "какъ яичко гладко и кругло, такъ моя лошадушка будь и гладка, и сыта" (Аѳанасьевъ Поэт. воззр., I, 538). Въ Купянскомъ у. харьк. губ. въ Страстную субботу кладутъ въ воду двѣ крашанки и монету. Собираясь къ заутренѣ въ Свѣтлое Воскресенье, умываются этой водой или всѣ члены семейства, или только молодежь для полученія здоровья и красоты.

Красное яйцо даетъ также плодородіе. Въ Великороссіи на праздникъ Пасхи крестьяне ставятъ на столъ кадку съ зернами пшеницы, зарывая въ ней яйцо, и зерна эти берегутъ для посѣва. Отправляясь сѣять ленъ, кладутъ въ мѣшокъ, наполненный сѣменани, яйца, a при посѣвѣ конопли разбрасываютъ по полю яичную скорлупу. Въ день Вознесенія ходятъ на поля, засѣянныя рожью, и подкидываютъ кверху красные яйца, чтобы рожь такъ же высоко поднялась, какъ подброшенное яйцо (Аѳанасьевъ, I, 537). Въ лебединскомъ у. харьк. губ. изъ пасхальныхъ яицъ оставляютъ пару крашанокъ до Юрьева дня (23 апр.), a въ этотъ день идутъ на жита, качаютъ крашанки по зелени и зарываютъ ихъ въ землю на нивѣ, чтобы хлѣбъ былъ полный и не вылегалъ. Во время сбора хлѣба откапываютъ зарытыя яйца (сообщ. Дмитріева). Въ Чехіи закапываютъ на нивѣ скорлулу пасхальныхъ яицъ (Stranecka, 9).

 

Еще въ 1856 г. Максимовичъ замѣтилъ въ статьѣ "Дни и мѣсяцы украинскаго селянина", что пасѣчникъ (въ Кіевщинѣ) идетъ на пасѣку похристосоваться съ своими пчелами и несетъ имъ безконечникъ — писанку, испещренную вокругъ одною непрерывною чертою; онъ кладетъ ее подъ первый или покутній улей, называемый хозяиномъ, на которомъ всегда лежитъ ладанъ, и главный улей, Зосимъ, стоитъ всегда середь пасѣки Собр. соч., II, 472). Точно такое обыкновеніе существуетъ нынѣ въ купянскомъ уѣздѣ (сообщенія изъ двухъ селъ NN и Склобинской). Въ екатериносл. губ. скорлупа отъ освященныхъ яицъ идетъ на весеннюю закормку пчелъ (сообщ. Манжуры).

Въ купянскомъ уѣздѣ крашанки или только скорлупа отъ нихъ предохраняютъ хлѣбъ отъ мышей: когда привезутъ съ поля снопы новаго хлѣба, то, положивъ накрестъ четыре снопа, кладутъ подъ нихъ скорлупу крашанокъ и кости отъ пасхальнаго поросенка, и затѣмъ накладываютъ стогъ.

Въ лебединскомъ уѣздѣ пару первыхъ крашанокъ откладываютъ отдѣльно и берегутъ въ домѣ, какъ средство, предотвращающее громовой ударъ надъ дворомъ (сообщ. Дмитріева). Въ Чехіи для предохраненія избы отъ громоваго удара бросаютъ черезъ нее яйцо, снесенное въ зеленый четвергъ и освященное на Свѣтлый праздникъ (Stranecka, 7; Аѳанас., I, 538).

Въ Великороссіи при пожарахъ обносятъ вокругъ загорѣвшагося зданія яйцо, которымъ христосовались въ первый день Свѣтлаго праздника, и вѣрятъ, что огонь далѣе не распространится. Яйцо это, брошенное въ пламя пожара, тотчасъ погашаетъ его (Аѳан., I, 538). Въ купянскомъ у. сохраняютъ пасхальное яйцо, полученное въ церкви отъ священника, какъ предохранительное средство отъ пожара (сообщ. Свѣтъ). Въ томъ же уѣздѣ записано повѣрье, что въ случаѣ пожара помогаетъ первая пара яицъ, окрашенная во время выноса плащаницы (сообщ. NN). Въ Неберджаевской станицѣ кубанской области предохранительнымъ средствомъ отъ пожара считается писанка, полученная въ первый день Пасхи отъ священника. Въ случаѣ пожара эту писанку бросаютъ въ ту сторону, откуда дуетъ вѣтеръ, чтобы дать ему другое направленіе (сообщ. II. Щ). Точно такой обычай существуетъ у хорватовъ.

Писанкамъ приписывается еще важное лѣчебное значеніе. Въ с. Калиновой купянскаго у., если кто давно страдаетъ лихорадкой и ничто не помогаетъ, то на шею больнаго вѣшаютъ крашанку, которая была въ церкви въ ночь подъ Свѣтлое Воскресенье (сообщ. Пелихова). Тожественное повѣрье записано въ кубанской области. Въ Тенгинской станицѣ больныхъ лихорадкой окуриваютъ скорлупой освященныхъ писанокъ или вѣшаютъ скорлупу на шею (сообщ. Расавскаго). Тоже и въ Старокорсунской станицѣ (сообщ. Мишнева).

Въ лебединскомъ у. и на Кубани крашанками лѣчатъ отъ желтяницъ: засушиваютъ нѣсколько свяченыхъ крашанокъ, растираютъ въ порошокъ желтокъ и даютъ съ водою во время разлитія желчи (сообщ. Мишнева) или подкуриваютъ больнаго желтяницами скорлупами крашанокъ (сообщ. Дмитріева).

Въ с. Араповкѣ купянскаго у. крашанки употребляются какъ лѣкарство отъ рожи или бышихи (сообщ. Скубака).

Писанки имѣютъ важное предохранихельное значеніе отъ сглазу и порчи коровъ вѣдьмами, a также и отъ порчи куръ. Въ купянскомъ уѣздѣ и на Кубани распухшее вымя подкуриваютъ писаночной скорлупой (сообщ. Склобинской, Товнекина и Дудка), Особенно характерно употребленіе писаночныхъ скорлупъ и другихъ освященныхъ остатковъ пасхальнаго стола, какъ оберега отъ колдовства, въ станицѣ Зеленчукской кубанской области. Собравъ остатки (скорлупу, хлѣбныя крошки и т. п.), просверливаютъ рогъ у коровы, предварительно окропленной святой водой, и залѣпливаютъ щель. Дѣлаютъ это для охраны коровы отъ чародѣйской порчи (сообщ. О. Проскура).

Въ купянскомъ у. и на Кубани писанки несутъ на кладбище и кладутъ на могилы или зарываютъ въ землю. Въ с. Араповкѣ отмѣченъ такой обычай: "На велыкдень йдутъ на кладовыще и закопують писанки; на другый день одкопують и роздають дитямъ. Якъ вси крашанки цилы, такъ значыть душа покойныка угодна Богу, a якъ собаки або хто другый ихъ поодрыва, такъ душа невгодна Богу и незвисно чимъ помогты тій души" (с. Скубакъ). Существуетъ повѣрье, что если положить на могилу ту крашанку, которая впервые была получена на Пасху, то покойникъ слышитъ все, что говорятъ ему (сообщ. Донцова, Пелихова, Проскуры). Въ Схарокорсунской станицѣ въ первый день Пасхи старшій въ семьѣ несетъ въ церковь писанки, приготовленныя въ чехвергъ и раздаетъ ихъ на поминовеніе младенцевъ, умершихъ некрещеными (сообщ. Мишнева). Въ связи съ этимъ повѣрьемъ стоитъ замѣченный въ купянскомъ у. обычай бросать скорлупу писанокъ въ рѣку для русалокъ и утопленниковъ. По народнымъ преданіямъ въ старину ходили къ рѣкѣ христосоваться съ русалками и раздавали при этомъ крашанки и писанки, покотивъ ихъ предварительно по берегу (сообщ. Скубакъ). Послѣдняя подробность приводитъ къ весьма распространенной игрѣ въ "котка".

Древнѣйшія документальныя свидѣтельства o катаніи яицъ на Пасху относятся къ XIV в., a o битьѣ яицъ къ ХVІІ в.

Въ Россіи монастырскіе наказы XVII в. запрещаютъ пасхальную игру въ битки яицъ (Аѳанас., I, 537). Можно предположить за этими играми глубокую древность, если вѣрно наше мнѣніе, что въ обычаѣ катить яйцо нѣкогда символически выражалось движеніе солнца по тверди небесной. Въ Великороссіи эта дѣтская игра обычна въ настоящее время. Наглядно ее можно видѣть на рисункахъ Каразина и Васнецова въ № 12 "Нивы" 1885 г.

Мѣстные малорусскіе варіанты игры въ пасхальныя яйца незначительны.

Въ купянскомъ у. харьковской губ. различаютъ двѣ игры въ крашанки: 1) навбытка и 2) навкотка. Навбытка играютъ такъ: мальчикъ, постукавъ носкомъ и гузкою яйца o свои зубы, выбираетъ битокъ. Онъ держитъ въ рукѣ яйцо такъ, чтобы былъ виденъ только носокъ eгo, въ который бьетъ носкомъ своего яйца другой мальчикъ. Затѣмъ бьютъ гузкою o гузку. Выигрываетъ тотъ, у кого яйдо осталось цѣлымъ. Въ навкотка играютъ такимъ образомъ: катаютъ по желобочку изъ лубка яйца, иногда просто съ бугорка и чье яйцо, катясь, ударится или цокнетъ o другое, тотъ выигрываетъ (Ивановъ, Игры крест. дѣт., 41). При этомъ дѣло не всегда ведется дѣтьми начисто: иногда дѣти за нѣсколько дней до праздника приготовляютъ крѣпкія битки такимъ образомъ: прокалываютъ шиломъ дырочку въ скорлупѣ, выпускаютъ содержимое яйца и наливаютъ воску, отчего яйцо дѣлается крѣпкимъ. Дѣлаютъ также искусственныя яйца изъ крупичатаго тѣста и окрашиваютъ красной краской (сообщ. Скубакъ).

Въ Полтавщинѣ отмѣчена тожественная игра въ навбитки (Сементовскій, въ Маякѣ, 1843. XI).

Въ екатеринославской губ. играютъ "у слипця" и "у китця". Первая игра ведется такъ: играющихъ двое. Одинъ ставитъ яйцо на конъ, a другой отходитъ на нѣсколько шаговъ и плотно закрываетъ шапкою глаза. Затѣмъ разъ или нѣсколько оборачивается кругомъ, обыкновенно чѣмъ дальше лежитъ яйцо — тѣмъ оборотовъ меньше, напр. одинъ, a чѣмъ ближе тѣмъ больше (не больше 3-хъ), и затѣмъ идетъ къ яйцу. Если пойдетъ по его направленію и остановится около него, то выигрываетъ. У китця — тоже играютъ двое. Одинъ кладетъ яйцо на конъ, a другой, отошедши на условленное разстояніе, становится въ солдатскую позицію (пятки вмѣстѣ, носки врозъ), перегибается и опускаетъ руку съ яйцомъ къ землѣ такъ, чтобы она какъ разъ приходилась между носками сапоговъ и тихо катитъ яйцо. Если попадетъ въ поставленное, то и выигрываетъ. "Навбитки" встрѣчаются рѣдко, какъ случайность, a не игра. (Сообщ. И. И. Манжура/p>

Въ кіевской губ. (каневскаго у.) "котючка", или катаніе писанокъ бываетъ въ первые два дня Пасхи, a "навбитки" въ первые три дня Пасхи и на проводы. Эти игры почти тожественны съ харьковскими навбитки и навкотки (Чубинскій, Труды, IV, 43).

Въ Галиціи существуетъ также игра въ навбитки "проба писанокъ". Парубки играютъ писанками, полученными отъ дивчатъ (Лозинскій, "Зоря Галицкая", 1860, 509).

Въ кубанской области дѣти также играютъ въ "битки" и "катанье" или "навбитки" и "катки" (сообщ. Донцева и Дудка).

 

Игра въ крашанки не ограничивается Свѣтлой и Проводской недѣлями. Во многихъ мѣстахъ Украины дивчата послѣ обѣда въ Юрьевъ день выходятъ катать крашанки въ поле на житахъ и тамъ закапываютъ ихъ въ землю до начатія жатвы (Максимовичъ, Собр. соч., II, 485).

У поляковъ плоцкой губ. на Пасху дѣти и взрослые играютъ въ битки и котки причемъ самыя игры эти тожественны съ малорусскими (Zbiór Wiadomości, II, 17).

 

Что игра "у китця" имѣетъ миѳо-символическое значеніе, видно изъ того, что она бываетъ у латышей весной въ честь солнечнаго бога Усеня. Когда пастухи въ первый разъ выгоняютъ коней на ночлегъ, хозяйки даютъ имъ по 4 или по 10 яицъ на лошадь. Пастухи дѣлаютъ углемъ мѣтки на яйцахъ и варятъ ихъ. Иногда бросаютъ яйцо въ густой кустъ вербы, чтобы лошади были хороши, или кладутъ яйцо въ дубъ, чтобы лошади были сильны. Въ польской Лифляндіи этотъ пиръ устраивается обыкновенно наканунѣ Егорова дня. Пастухи бьются яйцами, причемъ тотъ, у кого яйцо крѣпче, приговариваетъ "мой конь сильнѣе". Въ одной пѣснѣ приглашаютъ принести Усеню въ жертву сто яицъ; въ другой пѣснѣ самъ Усень раздаетъ яйца (Вольтеръ, Матер. для этногр. латыш. племени, 26—28).

 

Катаніе писанокъ, какъ символъ движенія солнца, соотвѣтствуетъ катанію по столу другого солнечнаго символа свадебнаго вѣнка (подроб. см. въ моемъ соч. О свадебныхъ обрядахъ 79—89). Въ малорусскихъ и бѣлорусскихъ пѣсняхъ находятся указанія, что дѣвушки, свивши вѣнокъ, катили его по столу (Метлин., 143, Шеинъ, 361).

Въ нѣкоторыхъ случаяхъ покатить предметъ по землѣ могло означать посвященіе предмета солнцу или точнѣе жертвоприношеніе. Такое значеніе, повидимому, имѣетъ слѣдующій базарный обычай, отмѣченный Г. Ѳ. Квиткой въ "Солдатскомъ портретѣ". Торговка Явдоха вышла на базаръ съ паляницами (круглый хлѣбъ): "отъ молодыци и кричать Явдоси: a ну, паньматко, выбирай мисце, на щаслыву продажу. Ты въ насъ голова, де ты сядешъ, то и мы биля тебе. Явдоха и узяла зъ чужой коробки паляныцю, стала насходъ сонця, тричи перехрестылась, та и покотыла паляныцю навпаки сонця". Паляниця упала около солдатскаго портрета. Бабы, принявшія портретъ за живаго солдата не захотѣли садиться около солдата и Явдоха "поворожыла" другою паляныцею. Эта своеобразная ворожба указываетъ на культъ солнца.

Писанки рѣдко поступаютъ въ продажу. Въ слободѣ Боромлѣ ахтырскаго уѣзда я встрѣчалъ ихъ на базарѣ въ послѣдніе дни Страстной седьмицы. Малярской работы покупалъ по 5 коп. за писанку, простой "бабской" пo 1 коп. Въ повѣсти Квитки "Отъ тоби и скарбъ", написанной въ началѣ 30-хъ годовъ, дѣвушка-мастерица одну изъ писанокъ, лучшую по рисунку, откладываетъ своему жениху, "а уси прочіи понесе вона зъ сестрами завтра у велыкодну суботу на мисто у городъ та попродавшы, накуплять скиндячокъ, стричокъ, шпалеривъ на голубы, шушыхы и усего, чого имъ треба, a чого не попродають, такъ празныкамы пидъ колискамы поминяють на горихы, на мочени кисличкы, на горохвьяныкы и на усяки ласощи". Писанки идутъ на уплату за качели и въ настоящее время въ разныхъ мѣстахъ Малороссіи, въ Харьковщинѣ (сооб. Скубинскій), въ кубанской области (с. Донцова).

На Волыни (с. Глинскаго) и на Кубани (с. Расавскаго и Е. Барановской), изрѣдка въ Харьковщинѣ вѣшаютъ писанки подъ иконами или подъ лампадками. Въ Темрюкѣ въ сырой писанкѣ дѣлаютъ на противоположныхъ концахъ по дырочкѣ, вытягиваютъ ртомъ содержимое яица, затѣмъ продѣваютъ насквозь ленточку или ниточку и привязываютъ къ лампадкѣ (с. Барановской).

На Волыни изъ скорлупы писанокъ, которую стараются сохранить въ возможной цѣлости при помощи воска, выдѣлываютъ такія бездѣлушки какъ кувшинчики, рюмочки. крошечныя вазочки (Елисаветгр. Вѣстн., 1889, № 103).

Писанки или ихъ скорлупа сохраняются въ теченіе года, до слѣдующей Пасхи (с. Пелихова), или до лѣта (Udziela), или до Вознесенія Господня (с. Савинова).

Въ научномъ отношеніи писанки заслуживаютъ вниманія и изученія преимущественно по рисунку. Въ орнаментаціи сказывается все значеніе ихъ археологическое и эстетическое.

Разнообразныя формы писаночныхъ рисунковъ мы раздѣляемъ на слѣдующіе разряды орнаментаціи: геометрическій, солярный, растительный, животный, предметно-бытовой и религіозный. Солярная орнаментація близко подходить къ геометрической, почти сливается съ нею.

Въ археологическомъ отношеніи наиболѣе любопытной по обломкамъ древности представляется геометрическая орнаментація, въ художественномъ геометрическая и растительная.

Геометрическая и растительная формы орнаментаціи существуютъ съ незапамятныхъ временъ. Въ памятникахъ, открытыхъ въ Санторинѣ и въ Микенахъ, рядомъ съ геометрической орнаментаціей стоитъ уже растительная, весьма развитая.

Родиной геометрической орнаментаціи считаютъ Элладу. Существуетъ болѣе вѣроятная теорія, что геометрическій стиль принесенъ индоевропейскими народами изъ первоначальной арійской родины. Французскій ученый Дюмонъ допускаетъ вліяніе финикійской или вообще азіатской промышленности на происхожденіе и развитіе геометрическаго стиля орнаментаціи (Павлуцкій, Греч. росписн. вазы, 61—64). Первоначальныя, формы геометрической орнаментаціи такъ просты и незатѣйливы, что возникнуть онѣ могли у разныхъ народовъ древности самостоятельно, и нѣтъ надобности доискиваться родины геометрическаго орнамента. Разумѣется, вполнѣ возможно, что съ теченіемъ времени болѣе развитый геометрическій орнаментъ одного народа оказывалъ вліяніе на орнаментацію другихъ народовъ, и здѣсь скорѣе всего можно выдвинуть вліяніе азіатскаго востока, гдѣ искони геометрическая орнаментація отличается изяществомъ и сложностью. Въ пользу мнѣнія o самостоятельномъ зарожденіи, a мѣстами и самостоятельномъ развитіи геометрическаго стиля говоритъ чрезвычайное его распространеніе во всѣхъ странахъ по берегамъ Средиземнаго моря, въ Германіи, Венгріи, Даніи, Швеціи, Россіи, Индіи, Китаѣ. Фрагменты вазъ съ геометрическимъ украшеніемъ найдены также въ Іерусалимѣ и въ Куюнджикѣ въ Ассиріи (Павлуц., 62).

За немногими исключеніями, когда геометрическіе или растительные рисунки разбросаны по всей поверхности яица, обыкновенно поверхность яица раздѣляется продольной или поперечной чертой, иногда двумя продольными или двумя поперечными, иногда многими продольнымм или четырьмя или даже шестью поперечными. Этими главными линіями опредѣляется форма рисунка. Поперечная линія или полоска въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Малороссіи (напр. въ лебединскомъ у. харьк. губ.) называется пояскомъ, a самая писанка поясныцей или безпоясныцей. Къ основнымъ и поперечнымъ линіямъ иногда присоединяются косыя и ломаныя линіи, образующія въ пересѣченіи съ прямыми и поперечными треугольники и розетки. Образцомъ рисунка изъ пересѣкающихся продольныхъ и косыхъ линій могутъ служить писанки №№ 1 и 2 въ "Украинскихъ узорахъ" Косачевой. Въ особенности красивъ бываетъ сложный линейный рисунокъ на писанкахъ подъ названіемъ "сорокаклынци". Здѣсь дѣйствительно бываетъ сорокъ треугольниковъ. Такія писанки встрѣчаются на Волыни, въ Подоліи, въ Харьковщинѣ (сообщенія и коллекціи Глинскаго, Скубака, Савинова), въ Болгаріи. Иногда писанки этого рисунка называются "клынци"; тогда бываетъ только 24 треугольника. При разрисовкѣ писанки прямыми и косыми линіями треугольники представляются настолько естественно вытекающей формой рисунка, что мы не видимъ надобности выводить ее преемственно изъ того архаическаго троеграна, который встрѣчается на древнихъ бронзахъ, тканяхъ и мозаикахъ съ символическимъ значеніемъ (Wankel, 15). Нужно, впрочемъ, оговорить, что троегранъ на моравскихъ писанкахъ иногда имѣетъ самостоятельное значеніе сравнительно съ ближайшими къ нему геометрическими фигурами, напр. на 20, 22 и 24 писанкахъ въ атласѣ Странечки и Ванклевой, и при ограниченности наличнаго матеріала мы не беремъ на себя смѣлости совсѣмъ устранить архаическій троегранъ изъ писаночной орнаментаціи.

Къ простѣйшему линейному орнаменту на писанкахъ относится еще плетенка . Это одна изъ древнѣйшихъ орнаментацій, извѣстная уже въ эроху обитанія въ Европѣ мамонта, отмѣченная на каменныхъ глиняныхъ и бронзовыхъ издѣліяхъ первобытной эпохи (Wankel, 24). Ha родосскихъ вазахъ (энохое, гидріяхъ, амфорахъ), выражающихъ въ своей орнаментаціи вліяніе азіатскихъ мотивовъ, плетенка часто встрѣчается (Павлуцкій, 69). Встрѣчается этотъ орнаментъ и на писанкахъ славянскихъ народовъ, моравскихъ (въ атласѣ Ванклевой, 4, 21, 43, 44, 45), великорусскихъ и малорусскихъ. Самый простой, наиболѣе архаическій рисунокъ плетенки мы видѣли на одной малорусской писанкѣ изъ черниговской губерніи. Тожественный рисунокъ на моравсвой писанкѣ въ атласѣ Ванклевой подъ № 21. Въ моей коллекціи есть плетенка на великорусской писанкѣ изъ щигровскаго у. курской губ.

Точечная орнаментика чрезвычайно распространена на древнихъ греческихъ сосудахъ и вещахъ греческихъ съ береговъ Мраморнаго и Чернаго морей, на серебряныхъ и золотыхъ скиѳскихъ вещахъ, въ новое время въ орнаментикѣ всѣхъ славянъ, преимущественно сербовъ и чехо-моравовъ, надъ окнами и дверями, на стѣнахъ, на вышивкахъ, въ Россіи на ярмахъ и дугахъ, у чехо-моравовъ очень часто и въ обиліи на писанкахъ (въ атласѣ Ванклевой №№ 12, 13, 15, 17, 18, 20, 21, 24, 26, 29, въ большомъ количествѣ точекъ №№ 31, 32, 34, 35, 36; въ связи съ растеніями 37—42). Сочетанія точекъ весьма разнообразны; точки идутъ въ-рядъ одна за другой, или стоятъ въ видѣ треугольника или по четыре квадратомъ, или прикрѣплены ножками къ линіямъ, или окружаютъ листья и цвѣты. На малорусскихъ писанкахъ точечная орнаментика не имѣетъ опредѣленнаго характера и не имѣетъ важнаго самостоятельнаго значенія. Изрѣдка она встрѣчается въ пояскѣ на крестовыхъ писанкахъ (у Косачевой №№ 12 и 19), чаще вокругъ листьевъ и цвѣтовъ, причемъ переходитъ вполнѣ въ растительный орнаментъ. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ к. - подольской губ. писанки съ точечными украшеніями называются капанками (накапано воскомъ).

Изрѣдка на малорусскихъ писанкахъ (въ нашихъ коллекціяхъ на подольскихъ писанкахъ) и весъма часто на моравскихъ встрѣчается трезубецъ , въ огромномъ большинствѣ случаевъ безъ ножки, въ видѣ Мы не расположены придавать этому значку архаичное значеніе, такъ какъ полагаемъ, что онъ появился на писанкахъ независимо отъ древнихъ письменъ, напр., рунъ, гдѣ трезубецъ обозначалъ при положеніи остріями вверхъ мужа, человѣка, мѣсяцъ, при положеніи ввизъ — небо, облако, независимо отъ письменъ финикійскаго и греческаго, гдѣ этотъ знакъ означалъ буквы m, t, psi (Wankel. 17). Ha писанкахъ трезубецъ появляется въ концѣ линій, по нашему предположенію, какъ естественный результатъ разрисовки яица шпилькой, когда остатокъ расплавленнаго воска, удержавшійся на концѣ шпильки, расходуется на оконечности линій.

Самостоятельное положеніе на писанкахъ имѣетъ близкій къ трезубцу знакъ трискелъ или трикветръ . Этотъ знакъ встрѣчается на малорусскихъ писанкахъ (въ Подоліи), отмѣченныхъ въ моей коллекціи подъ народными названіями рута, орѣховый листъ и пауки, и на моравскихъ въ атласѣ Ванклевой рис. № 26. Этотъ звакъ имѣлъ въ древности мистическое и миѳическое значенія, какъ символъ движенія солнца по тверди небесной и плодородія. У финикіянъ трикветръ былъ символомъ Ваала. Въ позднее время этотъ знакъ въ Сициліи вошелъ въ геральдику. Часто онъ встрѣчается въ Даніи на древнихъ бронзовыхъ ножахъ, сѣкирахъ, фибулахъ, въ курганныхъ вещахъ въ Силезіи, Венгріи, Малороссіи, Италіи, Малой Азіи, Сиріи (Wankel, 19—20). Ha нѣкоторыхъ писанкахъ трикветръ получилъ значеніе растительнаго орнамента.

Въ геометрической орнаментаціи на малорусскихъ, великорусскихъ и моравскихъ писанкахъ часто встрѣчается солнечный знакъ иногда съ точкой въ серединѣ круга, иногда съ загнутыми въ концѣ лучами, иногда съ точками вокругъ круга, замѣняющими лучи. Въ атласѣ моравскихъ писанокъ Ванклевой см. №№ 31, 33, 26, 47, 25, 26, въ статьѣ Ванкеля рисунки на с. 20. Въ моихъ коллекціяхъ солнечный знакъ имѣетъ одна писанка изъ Боромли ахтырскаго уѣзда, три писанки изъ к.-подольской, 1 изъ Волыни и 1 изъ курской губерніи (великорусская). Волынская писанка вся состоитъ изъ такихъ кружковъ съ лучами; на другихъ писанкахъ они являются дополненіемъ къ другимъ рисункамъ. Вообще, этотъ орнаментъ имѣетъ на писанкахъ вполнѣ самостоятельное положеніе, и, по всей вѣроятности, символизировалъ въ древности солнце. Принимая эту гипотезу, мы естественно должны признать писанки съ солнечнымъ символомъ древнѣйшими по рисунку. По двумъ писанкамъ нашей коллекціи, подольской и курской, можно догадаться, въ какой обстановкѣ солнечный знакъ является на писанкахъ изстари: на обѣихъ писанкахъ, особенно отчетливо на подольской, нарисованы деревья и солнечные знаки по сторонамъ ихъ. Подольская писанка и названіе носитъ "сосенка". Рисунокъ знаменуетъ весеннее возрожденіе природы подъ лучами солнца. Этотъ знакъ съ его варіантами, какъ символъ солнца, встрѣчается на многихъ памятникахъ доисторическихъ временъ, на костяныхъ, бронзовыхъ и глиняныхъ издѣліяхъ, въ древне-египетскихъ храмахъ и пирамидахъ, на старинныхъ славянскихъ вышивкахъ.

Весьма часто на писанкахъ встрѣчается изображеніе звѣзды , чаще всего такъ называемой греческой звѣзды. Въ атласѣ

Ванклевой съ такой звѣздой писанки подъ №№1, 2, 7, 8, 25, 44. Въ Украинскихъ узорахъ г-жи Косачевой см. л.
15 №№ 3, 4,10,11,12,13. Въ Tygodnik illustr. dla dzieci 1889 г. № 15 рис. подъ № 25. Въ моихъ коллекціяхъ около 10 писанокъ съ греческой звѣздой, изъ харьковской, полтавской, волынской и к.-подольской губерній. Это самая распространенная и самая изящная форма звѣзды. Встрѣчаются другія формы звѣзды, вапр., съ закругленными концами лучей. Эта форма звѣзды при грубомъ исполненіи не отличается отъ растительныхъ формъ орнамента. Самой простой и грубой формы звѣзды можно признать четыреугольную, встрѣчающуюся изрѣдка на малорусскихъ писанкахъ. Писанки со звѣздами часто встрѣчаются на Кубани и въ Польшѣ. Рисуютъ звѣзды чаще на широкихъ продольныхъ сторонахъ яица, иногда на окраинахъ верхней и нижней; лучи расходятся, какъ въ греческой звѣздѣ, или сходятся къ центральной точкѣ.

Весьма любопытнымъ въ археологическомъ отношеніи писаночнымъ орнаментомъ представляется пентаграмъ . Этотъ мистическій знакъ имѣетъ весьма широкое распространеніе и глубокую древность. На Каролинскихъ островахъ пентаграмъ вырѣзываютъ на кожѣ при татуировкѣ (Wankel, 21). У лопарей пятиугольникъ обычное оленье клеймо и въ то же время амулетъ (Харузинъ, 252). Въ Марокко женщины навѣшиваютъ своимъ дѣтямъ на шею амулеты съ знакомъ пентаграма. Антіохъ Сотеръ въ походѣ на галатовъ ввелъ этотъ амулетъ въ своихъ войскахъ. Тѣлохранители византійскихъ императоровъ имѣли пентаграмъ на своихъ щитахъ. Его находятъ на доисторическихъ мечахъ, гдѣ онъ, вѣроятно, имѣлъ охранительное значеніе амулета. Его рисовали въ старинное время надъ дверями для охраны дома отъ чародѣевъ и злыхъ духовъ. Пентаграмъ имѣлъ таинственное значеніе у пиѳагорейцевъ и у древнихъ индусовъ (Wankel 21). Въ индійской символикѣ Шиву обозначали треугольникомъ остріемъ вверхъ въ видѣ пирамиды, Вишну — треугольникомъ въ обратномъ видѣ остріемъ внизъ, a положенные одинъ на другой треугольники эти составляли особый знакъ, который служилъ символомъ огня и воды, зла и добра, вообще символомъ вселенной (Nowosielski, Lud. akr. I, 185). Пентаграмъ встрѣчается на моравскихъ писанкахъ (см. въ атласѣ Ванклевой № 32).

Къ числу весьма характерныхъ архаичныхъ элементовъ геометрической орнаментаціи принадлежитъ также меандръ или Меандръ встрѣчается въ орнаментаціи на крайнемъ востокѣ на памятникахъ Индіи и Китая, весьма часто и въ разнообразныхъ сочетаніяхъ на древнихъ греческихъ вазахъ, весьма часто на этрусскихъ вазахъ, на многихъ предметахъ древности, найденныхъ въ славянскихъ странахъ, въ новое время у славянъ на вышивкахъ и гончарныхъ издѣліяхъ, у чехо-моравовъ на писанкахъ. Меандръ не встрѣчается на памятникахъ иранскаго и семитическаго племенъ. Одни ученые родиной меандра считаютъ древнюю Грецію, другіе Этрурію. Ванкель полагаетъ, что славянамъ издревле былъ извѣстенъ этотъ орнаментъ. По всей вѣроятности, народы на извѣстной стадіи духовнаго развитія самостоятельно выработали и полюбили эту форму орнаментаціи, оказавшуюся особенно пригодной въ архитектурѣ и мозаикѣ.

Одинъ ученый, занимавшійся въ 70-хъ годахъ изученіемъ малорусской орнаментики и собиравшій съ этой цѣлью, между прочимъ, писанкн, недавно сообщилъ мнѣ, что въ его коллекціи было нѣсколько писанокъ съ изображеніемъ свастики. Недавно въ польскомъ этнографическомъ журналѣ "Висла" (1889, стр. 970) было также указаніе, что свастика встрѣчается на малорусскихъ писанкахъ. Въ моихъ коллекціяхъ такихъ писанокъ нѣтъ. Свастика является исконнымъ религіозно-мистическимъ и символическимъ знакомъ. Самое слово svastika древне-индійское (sv—asti) и означаетъ добро есть, на здоровье. Другой научный терминъ этого знака, рѣже встрѣчающійся, "тетраскелъ" (четыреногъ). Свастика встрѣчается на древнихъ памятникахъ всѣхъ индо-европейскихъ народовъ. Ее нашли у монгольскихъ народовъ, у финикійцевъ и этруссковъ, у финновъ, у американцевъ. У галловъ и германцевъ она является въ концѣ бронзоваго вѣка; у римлянъ лишь въ III в. по Р. Хр.; этрусски, повидимому, употребляли ее для украшенія. Предполагаютъ, что азіатскіе туранцы заимствовали свастику отъ арійцевъ. Вообще, свастика — любимый религіозный символъ арійцевъ. Относительно происхожденія этого знака существуетъ въ наукѣ гипотеза, что свастика была первоначально орудіемъ для добыванія огня, употреблялась при священныхъ обрядахъ и впослѣдствіи стала знаменовать высшее божество солнца, Аполлона, Одина. И теперь свѣтъ очаровываетъ дѣтей. Въ глубокой древности онъ очаровывалъ и взрослаго человѣка. Намъ, ослабляющимъ мракъ ночи факелами, лампами и электричествомъ, трудно представить себѣ ужасъ пра-человѣка предъ глубокой тьмой, которую его фантазія населяла страшилищами и радость его при свѣтѣ и всякомъ его символѣ (Трачевскій, въ ІV т., Труд. одес. арх. съѣзда 14; Wisła, 1889, 710, и 970; Wankel, 18).

Нѣсколько спиральныхъ линій, колецъ или завитушекъ, обходящихъ вокругъ писанки, составляютъ одинъ изъ самыхъ популярныхъ въ Малороссіи писаночныхъ рисунковъ, такъ называемый безконечникъ. Въ "Украинскихъ узорахъ" Косачевой, см. подъ № 21. Въ моихъ коллекціяхъ находится 8 безконечниковъ изъ харьковской, волынской, к.-подольской губерній и кубанской области. Изящный безконечникъ изъ г. Краснокутска богодуховскаго у. по рисунку вполнѣ сходенъ съ безконечникомъ изъ с. Гульчи, острожскаго у., волынской губерніи. Въ народѣ писанки этого рисунка имѣютъ обрядо-мистическое значеніе. Пасѣчникъ идетъ на Пасху христосоваться съ пчелами и несетъ имъ безконечникъ, который кладетъ подъ первый или покутній улей, называемый у заднѣпровцевъ хозяиномъ, на которомъ всегда лежитъ ладанъ (Максимовичъ, Собр. соч., II, 472). Тожественный обычай существуетъ нынѣ въ купянскомъ у., харьк. губ.: "Писанку безконешникъ пасяшныки кладутъ пидъ вулій и бережутъ іи, щобъ безконечно роились бджолы. И сему суща правда! Безконешною вона зветця потому, шо стики іи ни розглядай, a начала и кинця въ неи не найдешь: одни вылюжки та карлючки" (сообщ. A. А. Склобинская). Безконечники бываютъ различныхъ формъ: цвѣтныя кольца или спиральныя линіи идутъ поперекъ яйца, или, что рѣдко встрѣчается, вдоль. Писанки послѣдняго рода найдены мной въ одной записи изъ к.-подольской губерніи и въ коллекціи свящ. Дмитріева изъ лебединскаго у., харьк. губ.

Религіозно-христіанскія формы рисунка мало распространены сравнительно съ другими формами писаночной орнаментаціи. To, что слабо въ этомъ отношеніи въ настоящее время, навѣрно можно сказать, было слабо и неразвито ивъ старину. Это вовсе не говоритъ противъ народнаго чувства религіозности. Это чувство издавна велико. He подъ силу было простому неграмотному крестьянину ввести въ писанки христіанскую орнаментацію. Съ появленіемъ въ селѣ грамотныхъ маляровъ и съ распространеніемъ грамотности среди крестьянъ и на писанкахъ появились надписи религіознаго характера, изображенія Спасителя, пресв. Дѣвы Маріи, ангеловъ, чаши.

Въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ Малороссіи, напр., въ к.-подольской губерніи, религіозная тенденція захватила одну изъ самыхъ популярныхъ писанокъ геометрическаго стиля — сорокаклинцы: писанка стала означать или сорокадневный постъ или сорокъ мучениковъ. Мѣстами ее раскрашиваютъ въ день 40 мучениковъ (с. Ротвевича). Въ принадлежащей мнѣ коллекціи писанокъ изъ подольской губ. находится писанка подъ названіемъ "плащаница" въ видѣ равносторонняго четырехконечнаго креста съ какими-то четырьмя своеобразными цвѣтными завитушками по угламъ въ пересѣченіи крестовыхъ линій. Въ с. Островерховкѣ, харьковскаго уѣзда, мастерица Головчиха, между прочимъ, расписываетъ одну писанку подъ названіемъ иконостасъ (с. Савинова). Въ Галиціи встрѣчаются писанки "церковка", "дзвинъ" и "поповы ризы". (Tygodn. ill. dla dzieci, 1889, №15).

Весьма распространены крестовыя писанки. Извѣстно, что крестъ задолго до появленія христіанства занималъ видное мѣсто въ орнаментикѣ и, повидимому, въ символикѣ. На глиняныхъ сосудахъ, найденныхъ на островахъ Эгейскаго моря, относимыхъ археологами къ X в. до Р. Хр., крестъ составляетъ уже обычное орнаментальное украшеніе (Павлуцкій, 60). Нѣтъ, однако, никакого основанія писаночные кресты возводить въ дохристіанское время. Несомнѣнно, здѣсь мы имѣемъ дѣло съ христіанской орнаментикой, вполнѣ доступной для народа по простотѣ рисунка. Формы креста на писанкахъ весьма разнообразны. Чаще всего встрѣчается обыкновенный греческій крестъ четырехконечный и равносторонній, на моравскихъ писанкахъ такой же крестъ съ ручками или утолщеніями въ концахъ въ формѣ,иногда андреевскій крестъ въ видѣ буквы X. Эти формы креста, преимущественно греческій простой и съ ручками встрѣчаются на малорусскихъ и моравскихъ писанкахъ въ связи съ разными элементами геометрическаго стиля (у Ванклевой №№ 11, 12, 20, 23; у Косачевой №№ 14, 20). Всѣ эти формы креста были весьма распространены на византійскомъ Востокѣ. Православныя церкви строились и строятся обыкновенно въ видѣ греческаго креста. Такой крестъ часто рисовали на одѣяніяхъ святыхъ. Греческій крестъ съ ручками вошелъ въ орнаментику константинопольскаго Софійскаго храма. Въ настоящее время сербы католики въ Босніи вырѣзываютъ крестъ съ утолщеніями на концахъ, на рукѣ (Гликъ въ Гласник. зем. Музеа 1889, III, 81). Что касается до латинскаго креста, съ удлиненнымъ нижнимъ концомъ, того креста, въ формѣ котораго на католическомъ Западѣ построено большинство церквей романскаго и готическаго стилей, то такой крестъ мы нашли только въ одной коллекціи писанокъ изъ с. Балаклѣи, зміевскаго у., харьковской губерніи. Присутствіе на малорусскихъ и чехо-моравскихъ писанкахъ андреевскаго и греческаго крестовъ говоритъ въ пользу предположенія o византійскомъ происхожденіи писаночной орнаментики у народовъ славянскихъ.

Своеобразными крестовыми писанками можно признать въ атласѣ Косачевой № 14 (восьмиконечный крестъ), 19 (четырехконечный крестъ изъ цвѣтовъ), 20 (два небольшихъ равностороннихъ четырехконечныхъ креста, причемъ одинъ вставленъ въ другой). Въ моихъ коллекціяхъ есть нѣсколько грубо исполненныхъ крестовъ изъ цвѣтовъ и одинъ довольно изящный рисунокъ креста, положеннаго на звѣзду. Моравскія крестовыя писанки въ атласѣ Ванклевой подъ № 3 (напоминаетъ малорусскую у Косачевой подъ № 19), подъ № 27 (превосходный рисунокъ четырехконечнаго креста краснаго цвѣта изъ четырехугольниковъ на черномъ фонѣ и подъ № 47 (красный крестъ, состоящій изъ многихъ малыхъ крестовъ, на черномъ фонѣ).

Въ Темрюкѣ кубанской области на писанкахъ геометрическаго или растителънаго стиля непремѣнно ставится одинъ маленькій крестикъ. Такой крестикъ находится на писанкахъ: "сорокъ висимъ клинцивъ", "безконечникъ", "повна рожа" и др.

Въ разныхъ мѣстахъ Малороссіи, въ харьковской губ. (с. Свѣтъ), въ к.-подольской (с. Руткевича), въ кубанской области (с. Дружинина и Товпекина), встрѣчаются изрѣдка писанки малярской работы съ изображеніемъ Спасителя, Богоматери, ангеловъ, съ надписями "Христосъ воскресъ", съ изображеніемъ чаши или сердца, пронзеннаго стрѣлой.

Растительная орнаментика встрѣчается на многихъ писанкахь; по распространенности и по художественности она не уступаетъ геометрической орнаментикѣ. Рисуютъ или цѣлое растеніе, или, сообразно съ небольшой поверхностью яйца, отдѣльныя части растенія, листья, цвѣты въ одиночку, цвѣты съ ножками и листьями. Растительной орнаментикой опредѣляется часто названіе писанки: рожевка, хрѣновый листъ, сосна и пр. При сложной растительной орнаментикѣ иногда писанки получаютъ сложную описательную терминологію. Самымъ характернымъ примѣромъ могутъ служить писанки изъ лебединскаго у., харьковской г., любезно доставленныя мнѣ свящ. о. Измаиломъ Дмитріевымъ, при хорошо составленной объяснительной запискѣ. Въ этой коллекціи 19 писанокъ разрисованы въ строгой системѣ по тремъ основаніямъ; вишневому листу, дубовому листу и розѣ, причемъ вся разница рисунка опредѣляется тѣмъ, на широкихъ или узкихъ сторонахъ яйца нарисованы листья, велика ли форма листа или не велика и, наконецъ, имѣется ли поперечная линія — поясокъ илй нѣтъ такого, каковой орнаментикой опредѣляется и самая терминологія писанокъ, именно;

Вишневый листъ.

  1. Вишневый листъ безпоясныця;
  2. Вишневый листъ на 8 листьевъ;
  3. Вишневый листъ на 4 листа по жеттому полю;
  4. Вишневый листъ на 4 листа по бѣлому полю.

 

Дубовый листъ.

  1. Дубовый листъ на 8 листьевъ;
  2. Дубовый листъ безпоясныця;
  3. Дубовый листъ подпоясныця на 4 листа;
  4. Дубовый листъ подпоясныця на 4 листа съ желудями;
  5. Дубовый листъ на 2 листа;
  6. Дубовый листъ, боковая продольная на 2 листа;
  7. Дубовый листъ боковая поперечная на 2 листа.

 

Рожевка.

  1. Рожевка на 6 квитокъ;
  2. Рожевка на 4 рожи (пивквитки);
  3. Рожевка на 2 рожи (пивквитки);
  4. Рожевка на 2 рожи шелудывка (не повна квитка);
  5. Рожевка сторчевая, повна на 2 рожи;
  6. Рожевка сторчевая, на 2 рожи шелудывка;
  7. Рожевка боковая, на 2 рожи шелудывка;
  8. Рожевка на 4 листа по жовтому полю.

 

Въ объясненіе этой терминологіи можно добавить, что терминъ "рожевка сторчевая повна на 2 рожи" означаетъ, что розы нарисованы на верхнемъ и нижнемъ концахъ яйца, спускаются на его середину, на которой нѣтъ пояска, a когда проводится поясокъ, то сторчевыя розы бываютъ меньшаго размѣра, оттого и сама писанка "шелудивка" — неполная, а, когда розы нарисованы на широкихъ сторонахъ писанки, то получается боковая писанка1 . Писанка "боковая рожа шелудывка" встрѣчается также въ г. Темрюкѣ, кубанской области, (с. Барановской).

Вишневый листъ, дубовый листъ и роза (также рожа — malva) встрѣчаются на писанкахъ въ Галиціи, Екатеринославщинѣ, кубанской области и въ другихъ мѣстностяхъ съ малорусскимъ населеніемъ. Роза встрѣчается чаще другихъ цвѣтовъ. И въ повѣсти Квитки "Отъ тоби и скарбъ" отмѣчена "кохвейна (по цвѣту) рожа на усе яице и не упысалася, такъ вже и лыстьтячко дрибнесенько вже на самому кинци ледве прытулылы". Формы листьевъ часто бываютъ настолько неопредѣленнаго характера, что по нимъ трудно опредѣлить природу растенія. Въ моей коллекціи есть писанка "полева рожа" изъ с. Островерховки харьковскаго уѣзда, которая по рисунку напоминаетъ писанки дубоваго листа изъ лебединскаго уѣзда.

"Рожевкѣ сторчевой на дви рожи шелудывкѣ" лебединскаго у. соотвѣтствуетъ по рисунку галицко-русская "подлужна рожа" (Tygod. illustr. dla dzieci 1889, № 15, подъ № 26). Въ к.-подольской губ. извѣстна писанка "ружа съ гребинцями" (роза на серединѣ яица, a ее накрестъ раздѣляютъ четыре линіи, оканчивающіяся гребешками), въ кубанской области "перевита рожа" съ цвѣтами на продольныхъ линіяхъ.

Изъ другихъ растеній чаще всего на писанкахъ изображается сосна: этотъ орнаментъ можетъ быть очень древнимъ, такъ какъ въ большинствѣ случаевъ соединенъ съ солнечными кружками, что въ совокупности должно было выражать возрождающуюся весной природу. Между писанками сосенками встрѣчаются и очень красивыя, какъ можно видѣть въ моей коллекціи на волынской писанкѣ. Писанки сосны извѣстны въ курской губерніи, на Кубани, въ Галиціи. У галичанъ различаютъ писанки — сосну большую (одна вѣточка вдоль всего яица) и сосну малую (четыре вѣточки накрестъ).

Изъ произведеній украинской флоры на писанкахъ мы далѣе встрѣтили: козодрисъ (польск. kosodrzew, kosówka — pinus mughus), гвоздику, фіалку, виноградъ, сливы (плоды), руту, барвинковый листъ, попову мудь (цвѣточки), орѣховый листъ. Эти растительные орнаменты украшаютъ писанки изъ к.-подольской губ. (дост. свящ. Родкевичемъ). Гвоздики встрѣчаются на харьковскихъ и галицко-русскихъ писанкахъ. Въ к.-подольской губ. рисуютъ еще писанку "полунышница" (с. Савинова), отъ сл. полуница — клубника. Въ слободѣ Анниной лебединскаго у. знаютъ писанку "хрѣновый листъ" оригинальнаго рисунка (изъ цвѣтныхъ параллельно расположенныхъ полосъ). Въ Темрюкѣ одна писанка носитъ названіе " огирки " (огурцы).

<<<    Продолжение     >>>

 

** Все размещенные на Портале материалы предоставляются для их использования «как есть» и исключительно в информационных целях.

 

Категория: Культура | Добавил: EkaterinaK (2014-04-05)
Просмотров: 1438 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наша книга
Помощь в рублях

Помощь в долларах

Категории раздела
Газеты и журналы [3]
Культура [11]
Письменность [18]
Литература [1]
История [23]
Археология [1]
Зодчество [3]
География [1]
Здоровье [4]
Хозяйство [1]
Просто интересно [2]
Другое [1]
Друзья и спонсоры
ПСИ - власть духа





Рассказать друзьям
Мы на Facebook!


Мы в Контакте
Где мы есть
В Контакте
Одноклассники
Facebook
Живой журнал
Библиотека
Древняя символика
Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz - <>